Вызов ветеринара на дом в Москве

Авторизация

Ветеринарные клиники России: адреса, телефоны, отзывы посетителей

Кто на сайте

Сейчас на сайте:
Гостей - 7

Посетителей нет.

Популярное

 

 

Особенности некоторых энзимобиохимических реакций после остеосинтеза трубчатых костей у собак

Версия для печати

Сокращения: МТ — масса тела, ОА — общая анестезия, ОС — остеосинтез, СОД — супероксиддисмутаза, ЩФ — щелочная фосфатаза

Последние десятилетия отмечены значительными достижениями в ветеринарной травматологии, что позволило с новых позиций рассмотреть этиологию многих заболеваний опорно-двигательного аппарата и благодаря внедрению в широкую ветеринарную практику новых материалов, фиксаторов и конструкций предложить новые подходы к лечению (в первую очередь оперативному) целого ряда деформаций [1, 4, 8].

Безусловно, идеальных способов и конструкций, подходящих для лечения переломов всех видов, не существует. Известные на сегодняшний день способы ОС, к сожалению, не лишены недостатков и зачастую носят противоречивый ха-рактер. Поэтому так важно выработать теоретически обоснованные принципы ОС, на основании которых можно будет индивидуально подходить к выбору конкретного способа ОС и средств его реализации.

Цель исследования
Цель исследования состояла в том, чтобы на основании клинической картины и результатов анализа крови изучить особенности течения послеоперационного периода у собак при косых переломах трубчатых костей с применением: 1) интрамедуллярного фиксатора и разработанных нами стягивающих полос с ограниченным контактом (патент РФ № 42167 от 27.11.2004. Бюл. № 33), наложенных циркулярно в двух местах на трубчатую кость; 2) только стягивающих полос с ограниченным контактом.

Материалы и методы
Были сформированы две группы собак-метисов (по 5 животных в каждой) обоего пола в возрасте от 1 до б лет с МТ 12...25 кг, подобранных методом случайной выборки и по принципу парных аналогов. Под ОА всем животным после оперативного доступа с медиальной поверхности голени выполнили остеотомию диафиза в средней трети болынеберцовой кости под углом 12° к ее длинной оси, т.е. угол между линией перелома и перпендикуляром к длинной оси кости был равен 78° (косой перелом).

У собак контрольной группы отломки иммобилизировали интрамедуллярным фиксатором и стягивающими полосами с ограниченным контактом, циркулярно наложенными на диафиз кости в двух местах, у собак опытной группы — только стягивающими полосами с ограниченным контактом.

Для изготовления стягивающей полосы использовали гвоздь для ОС размером 250 х 4 х 2 мм (типа Богданова). У гвоздя с одной стороны по центру находился желоб для проволоки диаметром 1,0 мм (учитывали массу животных), а с другой были выступы на расстоянии 5,0 мм друг от друга для опоры на кость. Благодаря такой конструкции стягивающие полосы контактировали с костной тканью через равные промежутки. На участках, где стягивающие полосы не контакти-ровали с костью, сохранялась циркуляция в кровеносных сосудах надкостницы.

После ОС собакам обеих групп назначили курс общей послеоперационной терапии, которая включала в себя препа-раты, необходимые для реабилитации организма, и была направлена: а) на снятие болевых ощущений у животных в первое время после оперативного вмешательства (димедрол из расчета 3,0 мг/кг МТ и анальгин 0,03 г/кг МТ — 1 раз в день в течение 4 дней); б) более интенсивное выведение продуктов метаболизма тех препаратов, которые использовали для ОА (аскорбиновая кислота в дозе 2,0 мг/кг МТ 1 раз в день в течение 7 дней); в) купирование развития хирургической ин-фекции после оперативного вмешательства (линкомицина гидрохлорид из расчета 10,0 мг/кг МТ 1 раз в день в течение 7 дней); г) устранение дефицита некоторых составляющих костной ткани (кальция глюконат в дозе 2...5 мл на животное 1 раз в день в течение 7 дней и тетравит в дозе 0,05 мл/кг МТ 1 раз в день каждые 7 дней от 3 до 5 инъекций). Все опыты выполнили с соблюдением требований биомедицинской этики и приказа МЗ СССР № 755 от 12.08.77.

Кровь собак исследовали в ГУ ОО «Орловская областная ветеринарная лаборатория». При биохимическом анализе определяли:
содержание в сыворотке крови общего кальция с индикатором мурексидом (использовали аналитические весы Sartorius и микробюретку на 2 мл);
неорганического фосфора с ванадатмолибденовым реактивом (Sartorius и фотоэлектроколориметр КФК-3);
магния по цветной реакции с титановым желтым (Sartorius, центрифуга ОПн-ЗУХЛ-4,2, КФК-3);
общего белка рефрактометрическим методом (Sartorius, рефрактометр ИРФ-4546);
белковых фракций нефелометрическим методом (Sartorius, КФК-3) [2];
цинка с дитиозином по Н.А. Чеботаревой (Sartorius, муфельная печь РЕМ 22 М и КФК-3);
меди с диэтилдитиокарбаматом по Тауциню (Sartorius, РЕМ 22 М и КФК-3) [3];
активность СОД (по научной номенклатуре К.Ф. 1.15.1.1) в эритроцитах (Sartorius, ОПн-ЗУХЛ-4,2, КФК-3);
активность каталазы (К.Ф.1.11.1.6) в крови (Sartorius, спектрофотометр СФ-101);
активность ЩФ (К.Ф.3.1.3.1) в сыворотке крови по гидролизу |3-глицерофосфата (Sartorius, КФК-3) [2].

Результаты исследований, выраженные в международных единицах, обработали статистически по методике А.Л. Плохинского (1974). Достоверность результатов определяли по параметрическому критерию Стьюдента.

Результаты
При клиническом наблюдении за животными в послеоперационный период на месте оперативного доступа не выявлено воспалительных осложнений, асептического некроза краев ран, нагноения. Ось не нарушена, длина конечности без изменений, объем движения в смежных суставах поврежденной кости и во всей конечности полный. Это способствовало раннему началу движений у собак опытной группы с постепенным улучшением локомоторной функции при ограниченной нагрузке травмированной конечности.

Сроки включения травмированной конечности в функцию опоры и движения у животных разных групп различались. В среднем на 10-е сут после ОС у всех собак опытной группы наблюдали ходьбу с обозначением переката дистальных фаланг пальцев без нагрузки на оперированную конечность. Одновременно отмечено восстановление у этих животных крючковидного захвата пальцами травмированной конечности. У собак контрольной группы в течение первых 2 нед отмечали хромоту висячей конечности, переходящую в хромоту перемежающегося типа.

В среднем собаки с накостной иммобилизацией отломков включали поврежденную конечность в функцию опоры и пе-редвижения на 21...22-е сут после ОС. Равноценную нагрузку у собак контрольной группы как на интактную, так и на травмированную конечность мы наблюдали на 26...27-е сут после операции. Восстановление функции оперированной конечности не сопровождалось неврологическими и сосудистыми нарушениями. Смежные с поврежденным сегментом суставы были в функционально выгодном положении, контрактурные изменения мягких тканей отсутствовали.

На рентгенограмме большеберцовой кости собаки на 180-е сут после ОС (рис. 2) линия бывшего перелома под углом 12° к ее длинной оси прослеживалась в средней трети диафиза и бьша направлена по ниспадающей в краниальном направлении. На всем протяжении ранее поврежденной кости отмечена костномозговая полость со сформированным компактным слоем кости по периферии на месте бывшего перелома. Структура отломков и непрерывность кости в зоне бывшего перелома восстановлены, отломки кости срослись без выраженной периостальной мозоли. Можно заключить, что органно-типическая перестройка костного регенерата с анатомическим восстановлением целостности поврежденной кости в основном завершилась к 6-му мес после ОС Соответственно фиксировать отломки трубчатых костей, целостность которых нарушена под углом к их продольной оси, можно у кошек и собак мелких пород только стягивающими полосами с ограниченным контактом без установки интрамедуллярного фиксатора.

Анализ периферической крови собак обеих групп до оперативного вмешательства подтвердил, что все исследуемые показатели находятся в пределах физиологических значений, характерных для данного вида животных.
На 3-й сут после ОС увеличилось содержание общего белка у собак обеих групп на фоне возросшего количества альбуминов и снижения концентрации ос- и Р-глобулинов до нижних границ нормы. При этом у собак    контрольной группы содержание общего белка превысило норму для данного вида животных на 5,84 г/л, а у собак опытной группы — всего на 2,10 г/л. Менее выраженное увеличение содержания общего белка у собак с накостной иммобилизацией отломков согласуется с реакцией организма на степень травмы (слабо развит отек мягких тканей голени на фоне выраженной в равной мере у собак обеих групп локальной болевой чувствительности). Выравнивание в пределах нормы содержания общего белка и видимые изменения в соотношении белковых фракций отмечены лишь на 14-е сут наблюдения, что совпадает с окончанием формирования соединительнотканной мозоли.

Количество альбуминов в первое время после ОС незначительно увеличилось, при этом на 7-е и 14-е сут их содержа-ние у собак опытной группы было несколько выше, чем у животных контрольной группы — на 0,31 и 2,63 г/л соответ-ственно. В дальнейшем их количество снизилось к исходным значениям без достоверных межгрупповых отличий. Содер-жание а-глобулинов у собак обеих групп в течение всего наблюдения изменялось в пределах нормы.

При этом у собак опытной группы их количество на 7-е и 14-е сут после ОС увеличилось по сравнению с исходными данными на 1,78 и 0,81 г/л соответственно, в то время как в контроле видимых изменений не наблюдали. Это указывает на более выраженные и интенсивно протекающие восстановительные процессы у собак, отломки костей которых фиксировали только стягивающими полосами.

Содержание (бета-глобулинов у животных обеих групп в первое время после ОС незначительно снизилось. На 14-е и 21-е сут опыта у контрольных животных отмечено заметное снижение значения анализируемого показателя в среднем на 4,69 г/л, что было ниже данных, полученных до ОС. Лишь к 28-м сут количество (бета -глобулинов у контрольных собак достигло исходных значений. Воспалительный процесс, вызванный травмой кости и имплантацией металлических фиксато-ров, сопровождался повышением содержания у-глобулинов на 3-й сут после ОС в контрольной группе на 6,06 г/л, а в опытной — на 3,37 г/л. Значение анализируемого показателя у животных опытной группы снизилось до нормы на 14-е сут после ОС, в контрольной — на 28-е сут.

Очевидно, содержание общего белка и процентное соотношение его фракций в сыворотке крови собак обеих групп на различных этапах после ОС зависят от уровня метаболических процессов в их организме. В целом на протяжении всего эксперимента не отмечено значительных патологических сдвигов протеинограммы. Это особенно наглядно в случае собак с накостной иммобилизацией отломков, что указывает на малоинвазивность анализируемого способа ОС.

На 14-е сут после ОС заметно снизилось содержание микро- и макроэлементов. Количество неорганического фосфора и магния в периферической крови собак обеих групп на протяжении всего периода исследований изменялось в пределах физиологических параметров. При этом в концентрации магния у собак с накостной иммобилизацией отломков к 21-м сут отмечена тенденция к увеличению, а у животных контрольной группы первые 4 нед концентрация оставалась на практически одном уровне. Показатели содержания анализируемых макроэлементов и исходные показатели выравнялись у животных опытной группы на 60-е сут, контрольной группы — на 180-е сут. Это указывает на более интенсивные метаболические процессы у собак с накостной фиксацией отломков как при посттравматической резорбции кости, так и при отложении солей в костном регенерате.
Выявленный дефицит меди, особенно выраженный у животных с дополнительной интрамедуллярной фиксацией от-ломков, в первые 2 нед после ОС объясняется тем, что медь — это не только остеогенный элемент, она принимает непосредственное участие в гемопоэзе. Количество меди с 28-х сут после операции постепенно увеличивалось у собак обеих групп, ее содержание у собак опытной группы достигло физиологических параметров на 35-е сут, у контрольных животных — на 60-е сут. Содержание цинка увеличивалось более интенсивно. У собак с накостной иммобилизацией от-ломков его количество достигло нормы на 21-е сут, в то время как у контрольных собак эта величина была ниже на 1,11 мкмоль/л. В дальнейшем исследуемые показатели имели тенденцию к увеличению и к концу наблюдения выравнялись с исходными данными.

Отдельно рассмотрим активность некоторых ферментов в периферической крови оперированных животных. Уста-новлено, что исключение имплантации фиксаторов в медуллярную полость не предотвращало повышения уровня СОД и каталазы в периферической крови собак, однако на протяжении всего эксперимента их активность была ниже, чем у контрольных животных. Активность СОД на 3-й сут после операции у собак контрольной группы составила 8,55 + 0,14 ед/мг-Hb, в то время как у собак опытной группы пока затель был ниже на 0,45 ед/мг-Hb. Уровень каталазы в это время у собак с накостной фиксацией отломков также был ниже, чем у животных контрольной группы (на 2,30 мкмоль Н2О2/л-мин-103). Это указывает на возникшую необходимость более интенсивной антиоксидантной защиты у контрольных животных. На 7-е сут после ОС активность этих ферментов была наиболее высокой за все время исследования, что указывает на интенсивность восстановительных процессов в поврежденных тканях. Снижение активности исследуемых ферментов было отмечено на 21-е сут наблюдения. В дальнейшем активность СОД и каталазы постепенно снижалась и к 60-м сут достигла исходных значений, а к 180-м сут существенных изменений не претерпевала.

Активность ЩФ была наиболее высокой на 14-е сут наблюдения, при этом у собак контрольной группы она была достоверно выше, чем у животных опытной группы (на 92,9 нмоль/с-л). Ее активность удерживалась на довольно высоком уровне у собак опытной группы до 21-х сут после ОС, контрольной — до 35-х сут, что объясняется более высо-кой степенью травмы костной ткани у последних.

В процессе формирования костной мозоли не исключены критические периоды морфогенеза, которые, по нашему мнению, приходятся на отдельные сроки после ОС. При значительной площади повреждения кости, в частности при косом переломе, определяющими в становлении костного регенерата, скорее всего, являются 21...45-е сут после операции. На этот период приходится спад активности анализируемых ферментов в периферической крови животных. В частности, активность ЩФ у собак опытной группы снизилась на 306,13, у контрольных животных — всего на 208,56 нмоль/с-л (рис. 3). Возможно, отмеченные особенности течения остеорегенерации следует учитывать при управляемом ОС, т.к. до настоящего времени еще не известны показатели жесткости фиксации костных фрагментов, необходимые на каждом этапе заживления костной раны [5...7J.

Более интенсивное снижение активности ЩФ у животных с накостной фиксацией характеризует относительную «завершенность» процессов регенерации. В то время как у животных с дополнительной интрамедуллярной иммобили-зацией отломков необходимость поддерживать протекающие процессы костеобразования более выражена. Не исключено, что такое течение остеорегенерации у контрольных животных является близким к замедленной консолидации отломков, которая под воздействием неблагоприятных факторов может перерасти в различные патологии формирования костной мозоли (псевдоартроз, остеомиелит и т.д.).

Таким образом, на основании анализа активности ЩФ в периферической крови можно сделать вывод, что интенсив-ность энзимгистохимических реакций в костных клетках собак контрольной группы дольше находится на достаточно высоком уровне и снижается менее интенсивно, чем у животных опытной группы. Это указывает на более поздние сроки функционального восстановления конечности у собак с дополнительной интрамедуллярной фиксацией отломков.

Заключение
Период с 21-х до 45-х сут после ОС — решающий в формировании костного регенерата. При этом характер спада ак-тивности «костеобразующих» ферментов может служить маркером при раннем прогнозировании качества консолидации отломков и основанием для предварительной оценки исхода ОС. Это может стать сигналом о необходимости вмеша-тельства хирурга в процесс регенерации отломков, что особенно важно в случае управляемого ОС.

Литература
1.    Болезни собак: Справочник / Сост. проф. А.И. Майоров. — 3-е изд., перераб. и доп. — М.: Колос, 2001.
2.    Лабораторные исследования в ветеринарии: биохимические и микологические: Справочник / Под ред. Б.И. Антонова. — М.: Аг-ропромиздат, 1991.
3.    Методы ветеринарной клинической лабораторной диагностики: Справочник / Под ред. проф. И.П. Кондрахина. — М.: КолосС, 2004.
4.    Самошкин И.Б., Тимофеев СВ., Слесаренко Н.А. Хирургическая коррекция при переломах длинных трубчатых костей у животных и ее морфологическое обоснование: Лекция. — М.: МГАВМиБ им. К.И. Скрябина, 2002.
5.    Шевцов В.И., Немков В.А., Скляр Л.В. Аппарат Илизарова. Биомеханика. — Курган: Периодика, 1995.
6.    Carter D.R.//J. Biomechanics, 1987; 20, 11—12: 1095 — 1109.
7.    Goodship A.E., Kenwright J. // J. Bone Joint Surg., 1985; 67-B, 4: 650—655.
Wanivenhaus G. Paraossare Klammer — Cerclage-Stabilisierung: eine biologische Osteosynthesemethode. // Wien. tierarztl. Mschr., 2001; 88, 5: 123—128.



Н.В. Сахно, ФГОУ ВПО «Орловский государственный аграрный университет» (Орел)

 

 

Добавить комментарий

Пожалуйста, будьте корректны.
Непристойные выражения, оскорбления пользователей, сленг в духе "Удафф.ком" категорически запрещены!
Все комментарии предварительно проверяются администрацией проекта.

Защитный код
Обновить

< Пред.   След. >

Поделиться с друзьями

Работа для ветврачей

Все вакансии
Поиск вакансий

Последние объявления

Голосования

Готовы ли Вы платить за курсы повышения квалификации?
 

Последние публикации

Ветеринария для профессионалов © 2008